Кидалы в играх Защита от аферистов Кидалово в интернете Популярные аферы Советы нашего сайта Криминал Обратная связь
Поиск:        

Борьба Московского охранного отделения с террористической деятельностью леворадикальных партий (конец xix - начало xx века)

17-09-2017

В целом Департамент Полиции был доволен работой секретных сотрудников. Анализируя состояние революционного подполья, Директор Департамента М.И. Трусевич в 1907 г. издал циркуляр Начальникам Охранных отделений, в котором предполагал, что, благодаря работе охранок, многие планы революционеров оказались неудачными, что заставило последних искать другие приемы противоправительственной борьбы. Для контроля за революционерами Трусевич предлагал следующее: "Всем сотрудникам должно быть внушено, что они, участвуя в совещаниях...настойчиво отстаивали направление, наиболее смягчающее революционное движение и эти идеи распространяли усиленно в окружающей среде и в пределах, возможных по условиям подпольной деятельности. Перед собраниями, на коих могут обсуждаться основные вопросы, розыскные органы должны устранять хотя бы на короткое время лиц, придерживающихся крайних воззрений...пользуясь разногласиями и колебаниями в партийных организациях, начальники розыскных учреждений должны принять энергичные меры к приобретению новых сотрудников, стремясь заручиться содействием серьезных представителей, а не мелких кружковых деятелей... и продвигать своих сотрудников ближе к центрам организаций" (26).

Основные кадры секретной агентуры находились при охранных отделениях и были тщательно законспирированы. Каждый секретный агент имел одну или несколько охранных кличек. Считалось за правило никогда не производить кличек провокаторов от их имен, или имен отцов, от названия профессии или места жительства, а также по внешним признакам. Тщательно разрабатывались детали образа жизни агента, его поведение. Это делалось, чтобы сохранить его от провалов. Секретные сотрудники, если они не живут на партийные средства, обязательно должны были иметь какой-либо заработок, так как неимение такового немедленно возбуждает подозрения относительно средств к существованию. Устраиваться на работу сотруднику следовало самому, без посредства лица, ведущего розыск. Если легальный заработок был недостаточен, а большую часть доходов агента составляла плата в охранке, ему рекомендовалось не давать повода для подозрений в том, что он живет не по средствам. Особенно это касалось предметов одежды, обуви и т.п. Ни один из них никогда не заходил в охранное отделение, а встречался с его сотрудниками чаще всего на конспиративных квартирах. Хозяином квартиры мог быть человек, состоящий на службе в Охранном отделении, или отставной, лучше семейный. Свои сведения секретный агент сообщал письменно или устно, а посланный на встречу с ним сотрудник охранки обобщал сведения в специальной агентурной записке, где указывал свою фамилию, кличку агента, дату приема сведений и само донесение. Сведения принимались на веру, как не подлежащие сомнению, и ответственность за их точность обыкновенно брал на себя непосредственный начальник провокатора; им придавали серьезное значение даже в судах, где они часто играли решающую роль в исходе многих политических процессов, особенно по политическим делам.

Кроме агентов внутреннего наблюдения существовали люди, не состоящие в организациях, но соприкасающиеся с ними, исполняющие различные поручения. Они назывались "вспомогательными сотрудниками" или "осведомителями". Осведомители делились на постоянных, доставляющих сведения систематически, и случайных, доставляющих сведения изредка, маловажные, не имеющие связи. Осведомители, доставляющие сведения и получающие плату за каждое отдельное свое указание, назывались "штучниками". К ним и их донесениям относились настороженно, тем не менее не отказываясь от них совсем, так как в определенных случаях они приносили за небольшую плату полезные сведения. Осведомителем мог быть мелкий лавочник, приказчик, "случайно" услышавший о чем разговаривают посетители.

Итак, работа велась в "обследуемой среде", когда секретные агенты становились пассивными осведомителями, или провокаторами, разрушая революционную организацию изнутри. В начале XX века практически не осталось ни одной подпольной организации, о которой бы не знала тайная полиция. Тайным секретным агентам официальные инструкции предписывали избегать нарушения законов, исполнять роль пассивных наблюдателей, однако, в этом случае информация была крайне скудна - члены террористических и экстремистских организаций соблюдали строгую конспирацию, действовали крайне жестко.

И полиция, и революционеры старались как можно больше узнать о противнике и не жалели на это сил и средств. Случалось, что революционные организации сами пользовались теми же методами, которые применяли против них. "Предлагали свои услуги для секретной работы лица, в действительности подосланные обследуемым лагерем в розыскное учреждение, для его дезорганизации, разведки и даже совершения убийств руководителей розыскным делом" (27) - писал П.П. Заварзин.

Однако, чем теснее агент охранки был связан с подпольем, чем значительнее было его место в революционном движении, тем большую ценность представлял он для жандармов - охранников. Приходилось выбирать: или "сочувствие" революционерам - и жалкие крохи информации, или участие в их деятельности - и реальная возможность проникнуть в самые сокровенные тайны подполья. Нет необходимости говорить о том, какой выбор сделала охранка. Агенту рекомендовалось принимать активное участие в деятельности партии, но на каждый отдельный случай испрашивать разрешения лица, руководящего агентурой.

Иногда охранка шла на прямые провокации - агент с товарищами по антиправительственной борьбе сам организовывал подпольную работу, сообщая при этом обо всех своих действиях жандармам. Г.П. Судейкин, читая лекции сотрудникам охранного отделения, определял задачи, которые стояли перед полицейским агентом. Первая задача - информационная, он "должен проникать на все собрания революционеров, выявлять конспиративные квартиры, стремиться быть в курсе деятельности революционной организации и отдельных революционеров, систематически и правдиво информировать обо всем этом охранное отделение. Вторая задача - проникнув в революционные организации, подстрекать к осуществлению крайних мер, желательно откровенно анархистского порядка, как то: бунт, когда бы разбивались и разграблялись магазины, торговые склады, поджигались дома жителей, открывалась беспорядочная стрельба по представителям полиции, бросались бомбы и т.д. (28) Так провокация становилась надежным и узаконенным методом деятельности политического сыска в России.


Интересно:
 Мафия
 По "души" нынешних "коррупционеров" тоже придут
 Тенденции и прогноз организованной преступности в России
 Берегись автомобиля! Украинские «деточкины» открывают сезон
 Доллары в УК

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий:



Новые публикации:

Новости:•  Мобильные аферисты
Испытанный и уже довольно старый способ – звонок с украденного телефона родным или друзьям его владельца. Иногда мошенники поступают еще проще и звонят наугад по произвольным номерам.

•  Финансовые аферы. Мировой Топ-10
В рейтинге мошеннических операций лидирует самое известное спам-письмо в мире. Оно подписано таинственным Дэйвом Роде и озаглавлено "Заработай быстро".

•  Ловелас превращал первое свидание в грабеж
Профессионального ловеласа, который полгода терроризировал представительниц слабого пола, повязали на днях сотрудники ОВД “Тверской”. 25-летний Александр Науменко грабил девушек во время… первого романтического свидания.


Rambler's Top100